Я пропустил сквозь себя
множество огней
живых человеческих глаз.
Я их пил как вино,
захлебываясь от жажды,
пересохшее сердце мое трепетало.
Зло и любовь,
радость и грусть,
правду и ложь,
и слащавый экстаз —
все с наслажденьем и болью
уставшее сердце мое
жадно впитало.
    
Словно рентгеном,
разрезая на тысячи кусков,
делали снимки
во всех закоулках Вселенной.
Кто-то наследил,
кто-то разрушил,
другой разрубил,
а кто-то понял
и спас.

1991