Мне множество раз вырывали язык,
Твердя, что вырывают жало,
А я был смел и упрям как бык,
Во мне молодецкая сила играла.
Я шел напрямик, не подглядывал в щель,
Я все понимал с полусна, с полуслова.
И, если, случалось, садился на мель,
Чинил свою душу и гнал ее снова.
И были успехи! И радость побед
Сменялась бесстыдным красивым позором.
Наивен я был, когда думал, что нет
Конца бесконечным пустым разговорам.
Чем больше я мир для себя открывал,
Тем меньше от этого было мне прока.
Я душу свою по кускам раздавал,
Как будто бы знал, что иду я к истоку.

1988