Сидел я на скамейке сквера,
И не заметил, как подсела,
Играя желтою листвой,
Красотка  Осень.
Предо мной
Пылали брошенные клены
(Я слышал вздохи их и стоны),
В стволах деревьев ветер выл.
Я потерялся, я забыл,
Что есть земное притяженье.
Вдруг чувство головокруженья
Откинуло меня назад.
Я вдруг увидел ее взгляд:
Ресницы — голых веток спицы
И глаз, смеющихся, зарницы,
Бушующий огонь волос
Спадал на плечи как вопрос,
Он обвивался вокруг шеи.
Подобна отраженью Клейи,
Она смотрела на меня.
А там, вдали, вели коня.
Красавца огненная грива
Сверкала на ветру как нива,
Глаза — два золотых гроша,
Копытами асфальт кроша,
Он вдруг возник передо мною.
Я, поражен его красою,
Молчал пред ним, как столб, застыв.
Меня слегка опередив
Сказала Осень: «Я не скрою,
Хочу, чтоб ты пошел со мною
Один в край золотых осин,
Где краток день, а вечер длин.
Там королем ты будешь вечно».
Хотел сказать я: «Да, конечно!»
Но вдруг в просвете между туч
Увидел солнца робкий луч.
Тянул ко мне он, словно другу,
Свою пылающую руку.
Зеленый листик в ней лежал.
Тут вспомнил я весенний бал,
Круженье вальса над водою…
Я вдруг очнулся: «Что со мною?
Куда собрался я идти?
Мне с ней совсем  не по пути».

И я ушел.
За мной летели
Подруги Осени — метели.

1988