Слоеным пирожком луна
Лежала в черном блюде неба,
А ветра ветхая сума
От звезд ждала хоть корки хлеба.    
Светила  были холодны,
Светила были недоступны,
Кусая пирожок луны,
Их взоры делались преступны.    
Откуда ж ветру было знать
О чудодействах тайной силы,
Что есть Закон и Благодать,
И что они несокрушимы.    
Но мир не хаос, мир — Закон,
На нем лежит печать движенья,
И в естестве один есть трон,
Одна лишь тайна Откровенья.    
И можно разделить пирог
На два больших противоречья,
Но трудно преступить порог
И наша доля — междуречье.    
С сумой и посохом в веках
Идут великие стремленья
И в непокорных небесах
Скрывают тайну Воскресенья.

1992