Закат — в двадцать два,
А восход — в пять сорок,
Солнце разбилось
стеклом о пригорок,
Неба витраж
развалился на части,
От непонятной
изысканной страсти,
Чем-то покрыли
глазные бойницы,
Плавно легли
друг на друга ресницы.
Мной овладела
великая дрема.
Я улетел
из родимого дома.

1989