Упрямо мысли рвались в окна,
А на дворе метель шумела.
Ну как ты, дурочка, посмела
Проклятьями плевать на стекла.

А мысли рвали в клочья душу,
Метель, злорадствуя, шипела:
«В любви, мой милый, нет предела.
Коль захочу, я все разрушу».

И мысли вырвались наружу,
В осколки обратились стекла,
А в обезличенные окна
Метель внесла на крыльях стужу.

1990