Эти серые мгновенья
Одиноких октябрей,
Эти странные явленья
Пред глазами нелюдей,
Навсегда запали в душу
Болью каменной тоски,
Обтрясли ее как грушу
И засунули в тиски.
Пропитало ядом тело,
Прокололо сердце зло,
Только вдунуть не успело
Мне в сознанье лже-тепло.
Как ни силились пророки
Из своих воздушных сил,
Но остались все пороки
Под которыми я жил.

1992