Армения многие века притягивала взгляды и сердца людей со всего мира. Кому-то нравятся её неповторимые красоты, кто-то восхищается талантами армян, кто-то находит в ней генетическую связь мира. Разбросанные по всему миру после трагических лет Геноцида, армяне создают вокруг себя ауру родины, так любимой всеми арменофилами.

Недавно я познакомился с английским писателем, ставшим арменофилом благодаря армянам, которые окружали его.

Антон Башфорд гражданин Великобритании и житель США. Родился в 1961 году  в Германии, в городе Бельзен,  в котором во время Второй мировой войны располагался концентрационный лагерь. Окна дома, где жила семья Антона, открывались в сторону лагеря. В детстве он на велосипеде катался по территории этого ужасного места. Его дедушка (бельгиец и отец по матери) тоже был заключен в Бельзене. Он чудом остался в живых. Антон описывает эти события в своей книге «Эстель».

В тринадцатилетнем возрасте семья Антона перезжает в Великобританию, где в Северном Лондоне он закончил престижную Уотфордскую гимназию.

После окончания школы Антон Башфорд жил в Бристоле (Великобритания), работал на Би-би-си и на HTV, а также покупал и продавал антиквариат. Затем переехал в Испанию, где в городе Санта Элулалия на Ибице управлял бистро.  Далее его путь лежал в США, где он устроился работать внештатным арт-директором в голливудской киноиндустрии, что позволяло Антону путешествовать и видеть Америку. Во время одного из таких путешествий он нашел свой текущий дом в городе Саванна.

В настоящее время Антон Башфорд изучает классическую филологию, является членом общества «La Filológica Por La Causa». Он автор двух романов и ряда новелл.

Антон Башфорд никогда не был в Армении, но любит её всем своим сердцем. Ради памяти жертв Геноцида армян он перестал отмечать свой день рождения, который приходится на 25 апреля. Я попросил его поделиться своими чувствами с читателями. Его ответ представился заслуживающим того, чтобы опубликовать его полностью.

Виктор Коноплёв

 

КАК Я ВЛЮБИЛСЯ В АРМЕНИЮ И В АРМЯН

Антон Башфорд

Я влюбился в Армению и в армян! Как я влюбился?

Я очень хорошо помню со школьных лет упоминание о Ноевом ковчеге, и как он, в конце концов, нашёл пристанище на горе Арарат. Позже я понял, что каждый армянин в Араратской долине просыпается с сознанием своей принадлежности к горе Арарат, несмотря на то, что гора Арарат всё ещё находится в плену Турции.

Не так давно мы узнали, что в Армении был найден кожаный ботинок, которому пять тысяч пятьсот лет, тем самым это доказывает, что армяне уже в те времена были цивилизованным народом.

Если бы я знал, когда мне было семнадцать лет, что остров, который называется Сан-Лазаро-дельи-Армени (Святого Лазаря) был всего в двух шагах от места, где я провёл в Венеции две недели отпуска, я бы посетил Орден Мхитаристов. Я бы тщательно исследовал Венецию. В мой последний день пребывания в Венеции, встреченный мною первый армянин сказал, что мне надо посетить остров Святого Лазаря, но уже было слишком поздно. Если бы я поехал на остров, я, возможно, остался бы там на все оставшиеся годы моей жизни, как это сделал лорд Байрон, когда он влюбился в Армению, в армян и в язык армян. Если бы я только знал, что британский парень был заражён болезнью, известной как «арменофильство», может быть, моя жизнь изменилась бы, но этого не было, пока я не переехал в Лос-Анджелес, где Армения вновь вошла в мою жизнь. Это было в 1988 году.

В то время я был декоратором художественного отдела в киноиндустрии Голливуда. Съёмки одного из фильмов велись на вершине холма, где находился музей Джона Пола Гетти. Когда у меня наступил перерыв, я осмотрел музей. Мне посчастливилось наткнуться на семь из самых красивых, рукописных и проиллюстрированных старинных страниц, какие я когда-либо видел в своей жизни. Это были страницы из Библии XIII века Тороса Рослина. Позже я узнал, что эти страницы были украдены, проданы и стали частью коллекции в Музее Гетти. Годы спустя, эти семь страниц станут частью огромного иска Западной епархии Армянской Апостольской Церкви к музею. История недостающих страниц состояла в том, что книга была послана на оценку, и она была возвращена в Армянскую Апостольскую Церковь без семивышеуказанных страниц. Да! Страницы, которые я видел, были утрачены во время Геноцида армян. Как библиофил я с ужасом думал, что кто-то даже мог представить себе совершить такое. Я был удивлён, что спустя почти десять лет проблема всё ещё не была разрешена. Страницы сейчас не доступны для просмотра, и споры по-прежнему идут относительно того, кто продал страницы музею, хотя по музейным требованиям, они приобретены на законных основаниях, и есть квитанция для доказательства этого.

Евангелия, используемые в церкви Зейтун (в настоящее время Сулейманлы, Турция), приобрели репутацию сверхъестественных сил. Священники выставляли книгу напоказ на улицах города, чтобы обеспечить защиту Зейтуна в начале Первой мировой войны. В хаосе 1915 года хранение Библии Зейтуна было возложено на физическое лицо.

Рукопись Библии пропала без вести в первой половине ХХ века, примерно во время Геноцида армян. Когда чиновники армянской церкви восстановили рукопись, что было осуществлено во времена Второй мировой войны, было замечено, что в Библии отсутствуют семь страниц. Рукопись после своего восстановления была отправлена в Институт древних рукописей имени Месропа Маштоца, который на тот момент ещё был частью Советского Союза. Недостающие страницы были выставлены вновь на аукционе в Библиотеке Моргана в Нью-Йорке, по-видимому, каким-то анонимным американским коллекционером. Этот человек продал семь недостающих страниц музею Гетти.

Представитель Музея сказал, что страницы находились в Америке более 90 лет без каких-либо вопросов. В этом случае интерес представляет то, что Турция не выступила по поводу семи исчезнувших страниц, которые, в конце концов, являлись памятниками истории искусства сообщества, которое по-прежнему оставалось ещё частью Турции.

Во время моей работы в киноиндустрии я обнаружил, что в районе Лос-Анд­же­леса есть место, известное как Маленькая Армения, община которой является частью голливудского района Лос-Анджелеса, штат Калифорния, где я жил на авеню Франклина. Маленькая Армения частично совпадает с тем, что сейчас называется Тайский городок. Я был любителем тайской кухни, но никогда не мог пройти мимо закусочной «Занкоу чиккен», расположенной на северо-восточном углу авеню Нормандия и бульвара Сансет.

Будучи маленьким, я думал, что шашлык из курицы готовили в ресторане быстрого обслуживания, принадлежащем армянам, и работали там тоже армяне. Как я мог пройти мимо этого центра божественных ароматов, не останавливаясь и не вкусив приготовленного ими восхитительного цыплёнка KentuckyFriedChicken («Жареный цыплёнок из Кентукки», теперь известный как K.F.C.). Это выглядело как детская игра по сравнению с рецептом «Занкоу чиккен», по которому готовили из поколения в поколение, привезя рецепт с собой из Ливана.

Я, как правило, заказывал цыплят, сдобренных чесночным соусом и помидорами, завернутых в питу или порой в армянский лаваш. Как только я впивался зубами в первый кусок этого божественного хлеба-лаваша, то, как будто лица тысячелетних моих предков мелькали в моей голове. Я знал его вкус, это всё мне было знакомо.

Однажды я стоял в очереди,  народу было очень много, и это позволяло общаться с местными жителями, которыми в то время, в начале и конце 1980-х годов, были, в основном, персы и армяне. «Если вы так сильно любите блюда армянской кухни, почему бы Вам не посетить магазины города Глендейл. Там есть много армянских продовольственных магазинов, где Вы можете купить качественные мясные армянские продукты, овощи по гораздо более доступной цене, чем, скажем, на рынках Ральфа либо в Майфайр, – сказала мне одна покупательница. Для новоявленного иностранца, каким был я, национальная сеть небольших продуктовых армянских магазинов была райской новостью.

Первые армянские слова, которые я узнал, были «шат лав», что означает «очень хорошо», так армянский бакалейщик охарактеризовал армянские травы, которые я рассматривал в местном армянском магазине в Глендейле в своей первой поездке. Мои глаза по-настоящему расширились, когда я увидел, что в магазинах продавалось армянское вино, а также свежий базилик и эстрагон, два моих любимых видов зелени, рядом с баклажанами, или бадриджанами и бадумджанами, как произносит большинство говорящих на фарси армян. Мой новый армянский рацион состоял из свежих овощей, эстрагона и смешанной свежей зелени, завернутой в лаваш. Моя самая любимая выпечка — гата. Это то, что всегда будет на моем столе во время завтрака, даже если мне придется заказать её по почте  из Глендейла, Калифорнии, где проживает большинство армянской диаспоры. Я должен иметь это! Я не могу жить без гаты или лаваша. Армяне говорили мне, что они используют много других слов на фарси в своём языке, которые, как мне казалось, невозможно выучить, не говоря уже о том, что и алфавит отличается, что я никогда до этого не видел. Языки просто не моё дело. Моя медлительность при использовании любого другого языка, кроме моего собственного, всегда пугала меня.

Вскоре я познакомился с прекрасно образованным армянином, который при первой нашей встрече просто поразил меня. Его глаза казалось античными. На самом деле, армянские мужчины и женщины для меня самые красивые создания, которых я когда-либо видел, и я имею в виду не только Ким Кардашян, я имею в виду всех армян. Их глаза имеют какое-то особое воздействие на тех, на кого смотрят. Мой первый армянский друг с тех пор стал моим коллегой и практически братом на всю жизнь. Он поразил  меня, сказав, что одна из моих любимых певиц, Шер, тоже армянка. Она родилась в городе Фресно, штат Калифорния, её отец – армянин, а мать – немка, и её окрестили Шерилин Саркисян ла Пьер.

Я задавался вопросом: «Были ли все армяне такими талантливыми, как этот молодой человек, и сколько ещё известных людей могли бы происходить из этой крошечной точки на карте?» Мне кажется теперь, что европейские страны забыли упомянуть Армению в своих историях, несмотря на тот факт, который упоминается на первых страницах Библии. Тот же мой друг говорит, по крайней мере, на четырёх других языках и постоянно корректирует мой родной язык. Как нация, армяне более образованы, чем народы в странах, которые я посещал.

Мой ученый друг стал просвещать меня, что британец лорд Байрон был арменоведом. Я хотел бы говорить по-армянски так же, как и лорд Байрон. Однако, чтобы стать арменоведом, мне ещё придётся кропотливо потрудиться. Куда ни глянь, везде видна Армения: в литературе, в моей любимой архитектуре, не говоря уже о певце Шарле Азнавуре. Будучи ребёнком, я слушал его песни на проигрывателе родителей.

Я начал читать книги об Армении. Первой прочитанной мной книга была «Проход к Арарату» Майкла Дж. Арлена. Книга была о молодом человеке, родившимся и выросшем в Америке, который решил поехать в Армению и отыскать свои корни. Это завершилось тем, что он остался там. Вся эта история мне показалась увлекательной. Затем я прочитал «Биографию Вильяма Сарояна» и даже посмотрел такие фильмы, как «Арарат». Сильным ударом стала для меня тема Геноцида армян. Каким потрясением было это для меня!

После того, как я достаточно узнал об армянской культуре, я уже не мог себе представить свою жизнь без Армении, хотя я и не говорю на армянском языке, и не понимаю ни слова. Горевать – это в природе всех армян. Так случилось после Геноцида армян в 1915 году. Отдавая дань памяти всем погибшим во время Геноцида, я отказался от празднования своего дня рождения.

Мой интеллигентный армянский друг познакомил меня с обществом LaFilológicaPorLaCausa. Я начал заниматься лингвистикой и понял, что большинство лингвистов в мире, в основном, армяне, и что они на самом деле приложили руку в изобретении алфавитов для других народов. В отличие от других наций, не считая русских, только армяне знают имя изобретателя своего алфавита. Месроп Маштоц – изобретатель армянского алфавита, всегда будет героем для меня. Как другие языки, армянский язык не разветляется от индоевропейских языков. На мой взгляд, армянский язык является одним из старейших и наиболее совершенных языков. Каждый звук имеет свою собственную графему, поэтому никому не нужно знать, как  произносить армянские слова, так как армянский алфавит является фонетическим.

К сожалению, я не лорд Байрон, который был просвещённее меня, и перевёл многие из своих работ на армянский язык, к тому же у него под рукой был Словарь древнеармянского языка (Айказян или Ашкеназян словарь). Мне кажется, что труды Байрона звучат гораздо лучше по-армянски, потому что я люблю мелодику этого языка. Я думаю, что в Армении он ценится больше, чем в своей родной Англии. Это случилось только недавно, что памятник лорду Байрону был воздвигнут в Лондоне, люди которого обожают его не так сильно, как армянский народ, для которого лорд Байрон был и будет единственным английским арменофилом.

Чем больше я вникаю во всё армянское, тем больше считаю, что большинство из учёных людей в области лингвистики и филологии либо чистокровные армяне, либо армянского происхождения. Кажется, что армянский дух присутствует в каждой знаменитой Академии наук мира, в особенности, в Академии наук России, где Армения почитается как страна, которая дала ей свое название — Ρωσίᾳ (Руссия), упомянутое Константином Багрянородным в письменных памятниках Х века в Византийской Империи Армянской Династии. Армения всегда была приоритетом для России. Армения также стала любимой страной для России. А  в Советском Союзе она была древнейшей страной…

Побывав в Афинах, в Греции, и на острове Ибица, в Испании, где находится много старинных зданий, я понял, ничто не может сравниться с тем, что находится в Армении, архитектура Армении не имеет себе равных, как в древности, так и в современности, когда как от греческого акрополя остались лишь развалины.

Как арменофил, я искренне верю, что у всех есть армянские маркеры и явные следы армянской ДНК. Мы все произошли от Ноя, и поэтому мы все – армяне.