http://diaspora.by/interview.php

Муза поэта Виктора Коноплева имеет армянские миндалевидные глаза. Виктор Коноплев, автор эссе «Армения, как состояние любви», цикла стихов об Армении, редактор проектов: «Армяне в мире» (http://diaspora-world.info/), «Среда обитания» (http://nashasreda.ru/), «Нижегородские армяне» (http://armnn.ru/) по праву может именоваться армянским общественным деятелем. О подсознательной мотивации своего творчества Виктор любезно поведал редакции diaspora.by
— Вы, Виктор из Малориты, по-моему, из под Бреста.
— Я родился в 1969 году в маленьком городке Малорита, что под Брестом в семье военнослужащего. В этом городе я прожил до 4 лет, а потом отца перевели служить в поселок Ружаны Пружанского района. В Ружанах я пошел в школу и проучился до 5 класса. В 1980 году отца вновь перевели служить, уже в г.Вязники Владимирской области. С тех пор я живу в России.

— Как и почему Вас заинтересовала армянская тематика?
— Армянская тематика меня преследует всю жизнь. будучи молодым лейтенантом, мой отец познакомился и подружился с армянином, который служил у него. Солдат закончил службу, но их дружба продолжилась. В 1976 году отец повез меня в Абхазию, в армянское село, где проживал его друг с семьей. Именно тогда на моей подкорке отложились замечательные впечатления об армянах. В их быту и общении мне было много непонятного, но притягательно. Поскольку все в этом полнилось добром и любовью.
Следующий и последний раз мы были в этой семье в 1990 году. Потом началась война и следы этой семьи пропали. Лишь несколько лет назад мы снова смогли найти этих людей.
Во время службы в армии, в 1988 году я познакомился и подружился с армянином, с которым мы дружны до сих пор.
С приходом в нашу жизнь интернета и социальных сетей открылись новые возможности. Пять лет назад я задумал проект «Среда обитания», в котором предложил любому человеку создать страничку со своим творчеством. Как ни странно, но большинство людей, которые обращались ко мне, были армяне.
Однажды в «Одноклассниках» ко мне обратился армянин с предложением стать модератором в группе «Мы за признание Геноцида армян». Я согласился и пригласил в эту группу более 10 тысяч человек. После этого количество моих друзей и знакомых среди армян возрастало в геометрической прогрессии. Это позволило мне реализовать новые интернет-проекты и общественные проекты, направленные на объединение армян, информированию их, пропаганде армянства среди неармянского населения.

— Не сомневаюсь, что Вас и в армии и на гражданке окружали достойные люди других национальностей. Вы же однако тяготели именно к армянам. Не находите ли Вы общие черты не темперамента, нет, он конечно, очень разный, а может мировоззрения, отношения к жизни, самоосознания армян и белорусов? Я вспоминаю восстановление Ленинакана, Спитака после землетрясения, там работали разные строительные отряды, но к белорусскому отряду было очень родное отношение. Может ли роднить что-то подсознательное?
— Михаил, живя в Белоруссии, я общался в русскоязычной среде военных городков. Даже в школе мы общались на русском языке. Тогда для нас, детей, вопросы национальной принадлежности вообще не стояли. Мой отец был русским, и я всегда ощущал себя русским человеком, несмотря на то, что по материнской линии у меня есть белорусские и польские корни. Я с большой теплотой отношусь к тому отрезку жизни, который я прожил в Белоруссии и к тем людям, которые окружали меня в то время. Но все-таки вся моя сознательная жизнь прошла в России. Поэтому я бы сейчас говорил об общности армянского и русского менталитетов. Хотя, русский и белорусский народ настолько похожи, что эти черты, несомненно, относятся и белорусам.
Наши народы имеют то, что обычно называют «загадочная душа». У нас очень много общего на подсознательном уровне, некая экзистенциональная тоска по лучшему.
Есть общность и в культурном плане. Иногда, когда я смотрю армянские танцы, особенно. когда танцуют женщины, то вижу сходные элементы с танцами. которые исполняет наш замечательный легендарный ансамбль «Березка». У нас есть общность эпосов. Скажем, Санасар из «Давида Сасунского» это Святогор из былины об «Илье Муромце».
Наши нации неагрессивны, они освободители и созидатели. Но, как я думаю, они не будут до конца поняты, ибо существуют в особом пространстве.
Вы упомянули о землетрясении в Армении в 1988 году. Я тогда служил в армии. Знаете, это был шок для всех. Помню, мы рвались туда, чтобы хоть чем-то помочь. Именно в те дни я услышал фразу «Цавт танем», фразу святую для армян.

— Вы по образованию далеки от литературы. Как так получилось, что Вы начали писать стихи? Это тот случай, когда физикам не хватает лирики?
— Стихи я пишу с 14 лет. И мое управленческое образование нисколько этому не мешает. Как и многих в том возрасте, на написание стихов вдохновили девушки, мои одноклассницы. Но в отличие от многих, я не бросил писать с окончанием юношеского возраста. Пишу немного, выпустил лишь две книжки. В основном, благодаря людям, которым нужно мое творчество. Именно для них я пишу.

— Честно говоря, я думал, что некая девушка виною интереса к армянству. Что сейчас движет Вами при написании стихов? Может, чувство неудовлетворенности, Вы же пытаетесь стихами восстановить гармонию в душе, значит, перед этим Вы ее утеряли?
— Вы знаете, в Вашем утверждении есть доля правды. Огромную роль в формировании интереса, в большей степени ко мне, сыграли и до сих пор играют две замечательные армянки. Когда я начинал свой проект «Среда обитания», мне написала Елена Асланян из Еревана, которая предложила разместить на сайте работы своих друзей. Лена, и сама талантливая писательница, подвижник, которая делает очень много для продвижения талантливых армян и популяризации их творчества.
Второй человек, Анна Карапетян, живет сейчас в Дании. Вдохновившись моим творчеством и армянофильством, она до сих пор, насколько я знаю от других людей, рекламируем меня. Благодаря ей, я обрел очень много друзей среди армян.
А на вопрос, почему все-таки армяне? — я попытался ответить в своём эссе «Армения, как состояние любви», где написал, что видимо Господу было так угодно.

Что касается стихов, то, как писал Андрей Вознесенский: «Стихи не пишутся — случаются». Для меня написание стихов не следствие утраты гармонии, а, наоборот, следствие укрепления гармонии. Я пишу мало, тогда, когда душа этого желает. Пишу для тех. кому мои стихи жизненно необходимы. Вследствие этого, я не пиарюсь, не участвую в литературных тусовках. Можно сказать, что я литературный монах. Хотя, с удовольствием помогаю всем, кто обращается ко мне за советом. То, что Господь мне дал бесплатно, я должен стократно вернуть, в особенности тем, кто в этом остро нуждается.

— Виктор, вы ведете проекты «Армяне в мире» http://diaspora-world.info/, «Среда обитания» http://nashasreda.ru/, «Нижегородские армяне» http://armnn.ru/. Что побуждает Вас тратить силы, время, да в общем, жизнь на эти проекты? Каковы мотивы — альтруизм ли, самоутверждение, чувство команды, а может опять дело в девушке? — движут Вами?
Какой из этих проектов принес Вам наибольшее удовлетворение от сделанного?
-Что касается любимых проектов, то они все любимы. Я испытываю удовлетворение работая над каждым из них. Знаете, я человек процесса. Зачастую, когда цель достигнута, то она мне менее интересна, как сам процесс пути к этой цели. Поэтому я предпочитаю перманентное движение от идеи к идее.

Поначалу, когда я начал создавать проект «Среда обитания» мной движил азарт. Хотелось попробовать себя в чем-то новом. Я по натуре человек неугомонный. Не буду просто так лежать на диване перед телевизором, мне обязательно нужно что-то делать. Когда же я увидел реальные результаты своей работы, заинтересованность, почувствовал необходимость, я принялся за работу с удвоенной силой. К сожалению, моих знаний в веб-строительстве не хватает для того, чтобы сделать что-то большее.
У меня была мечта, сделать проект для нижегородских армян, поскольку у них не было своего сайта. Но в силу ограниченности своих способностей это была лишь мечта. До тех пор, пока меня не познакомили с парнем, который при нашей первой встрече озвучил идею сделать сайт для нижегородских армян, но у него были ограничения другого плана. И получилось так, что, мало того, что наши желания совпали, так еще наши ограничения компенсировались нашими знаниями. Так родился проект «Нижегородские армяне». Мой партнер и друг Артур Мурадов ведет всю дизайнерско-техническую работу, а я занимаюсь идеологией и наполнением сайта контентом.
Со временем я так увлекся работой над этим проектом, что «Нижегородские армяне» вышли далеко за пределы Нижегородской области. И Артур был вынужден притормозить мой азарт деятельности, сделав макет проекта «Армяне в мире». Мы перенесли «неродной» контент на этот сайт, и я окунулся в него с головой, и до сих пор пребываю в нем.
Можно сказать, что наши проекты альтруистические, поскольку доходов от работы сайтов мы не получаем.
И Вы все-таки правы, все дело в одной прекрасной женщине, которую зовут Армения, ради нее не можно, а нужно делать все, даже невозможное.

(2011)