23 декабря 2016 года состоялась ежегодная пресс-конференция Президента России Владимира Путина. Наше СМИ впервые присутствовало на данном мероприятии и было представлено главным редактором и его заместителем. Поделюсь своими впечатлении о данном мероприятии.

Организация пресс-конференции.

Получить аккредитацию оказалось достаточно просто. Через президентский сайт мы заполнили анкету, прикрепили фото и редакционное письмо. За несколько дней до пресс-конференции пришло письмо с подтверждением аккредитации и подробными инструкциями, каким образом мы можем попасть на мероприятие и организационными вопросами, связанными с ней. В связи с трагической гибелью посла России в Турции Андрея Карлова пресс-конференция была перенесена на один день, о чём организаторы сообщили заблаговременно. В назначенный день участников у метро встречали шаттлы, доставлявшие к месту проведения пресс-конференции и обратно после её окончания. При входе в здание и в зал журналисты проходили необходимые процедуры безопасности. Для удобства работы были созданы все условия передачи информации, фото и видеосъемки, сурдоперевод. Перед началом можно было бесплатно перекусить в буфете.
В назначенный час в зал вошёл пресс-секретарь Президента Дмитрий Песков, поздоровался, попросил присутствующих по-возможности задавать вопросы кратко и по делу. Через пару минут в зале появился Президент. Отмечу, что его появление не вызвало среди присутствующих эмоциональных проявлений. Пресс-конференция началась.

Президент.

Президент выглядел уставшим. Он поздоровался с аудиторией и предложил не произносить вступительную речь, а сразу приступить к вопросам. Вёл пресс-конференцию Дмитрий Песков. Но Владимир Владимирович периодически останавливал его и сам выбирал из зала людей, которые размахивали заранее приготовленными плакатами. Случайно или нет, он выбирал людей, задававших вопросы нелицеприятные и, в какой-то степени, провокационные. Журналисты из Украины, Польши, Грузии, Великобритании, радиостанции «Эхо Москвы». Отвечая на вопросы, Президент продемонстрировал хладнокровие, выдержанность, уважение и, присущее ему, особенное чувство юмора.
Важно отметить, что на протяжении всей пресс-конференции глава государства давал понять собравшимся, что многие вопросы относятся не к его компетенции, и он может прокомментировать только свою частную позицию по ним.

Журналисты.

Ещё до начала пресс-конференции мне, как новичку подобного мероприятия,  было любопытно наблюдать за суетой, царившей в холле. В какой-то степени это была самостоятельная часть, особое действо, заполнившее время до начала самого события. Многочисленные плакаты и плакатики, люди, направо и налево дающие и берущие интервью. Было заметно, что часть публики приехала сюда показать себя и, что греха таить, пропиариться. Встречались старые знакомые, которые вспоминали прошлые подобные пресс-конференции, балагурили и вели беседы «за жизнь». Часть журналистов работала на свои издания, рассказывая о предстоящем мероприятии и расспрашивая нестоличных коллег о вопросах, которые те хотят задать. Запомнилась одна журналистка, которую почему-то интересовал у всех один и тот же вопрос, не доставил ли им неудобства перенос пресс-конференции на другой день.
Дождавшись, когда, согласно регламенту, в зал прошли телевизионщики и фотографы, мы зашли следом. Оказалось, что все места, располагавшиеся ближе к сцене, были уже заняты. Журналисты со стажем подобных мероприятий знали, что только там реально больше шансов задать свои вопросы.
С галёрки, где мы нашли свободные места, было удобно наблюдать за происходящим в зале. Многочисленные таблички и плакаты, взметнувшиеся вверх сразу после начала пресс-конференции, загораживали пространство для работы теле и фото камер, а также обозрение непосредственно сцены. Благо, что большие мониторы позволяли видеть задающих вопросы и реакцию Президента.
Вопросы были разноплановые. Чтобы не занимать время, отсылаю вас на стенограмму пресс-конференции: http://kremlin.ru/events/president/news/53573. Среди вопросов, которые действительно готовились именно для главы государства попадались и, мягко говоря, нелепые или же те, что можно было отнести представителям судебной, законодательной власти, региональным властям. Иногда создавалось впечатление, что часть журналистов не совсем понимает функции главы государства, воспринимает его как некоего завхоза. Показательно, что впоследствии я видел громкие заголовки изданий, типа :»Журналистка такая-то задала вопрос Президенту». А вот какой это был вопрос, уже совсем не важно.
Наше возмущение вызвал турецкий журналист, который упоминая в своём вопросе убийство российского посла, даже не соизволил выразить соболезнования в связи с этим трагическим событием.
Ближе к концу пресс-конференции, видимо отчаявшиеся задать вопрос журналисты, начали вскакивать с мест или кричать: «Про любовь можно?», «Азербайджану дайте слово» и так далее. Азербайджану слово так и не дали. А про любовь Президент пошутил, что она быстро в ненависть перерастёт, если мы пересидим здесь.
Отдельная тема — плакаты. Как я уже упомянул, их было великое множество. Так и не обратил внимание Президент на простоявшую четыре часа девушку с куском простыни и надписью на ней «Сахалин», на офицера с плакатом, призывающим вернуть кортики офицерам, на девушку с портретами самого главы государства в компании с Мари Ле Пен и Дональдом Трампом и на многие другие. Вскользь он удивился надписи «Есть ли пивные около Кремля» и плакату с надписью «Дайте мне».

Наши вопросы.

К сожалению, в этом хаосе плакатов наши руки с галёрки не были увидены на сцене. Поэтому привожу здесь то, о чём мы хотели спросить Президента России.

Вопросы, подготовленные заместителем главного редактора Кареном Григорьяном:
Почему президент сразу после убийства посла Карлова заявил, что это провокация направленная на срыв российско-турецкого сближения? Не считает ли он это заявление преждевременным, учитывая отправку следственной группы в Турцию, для расследования этого убийства? Не лучше ли было дождаться первых результатов расследования и только после этого делать заявления.
Так же, учитывая то, что последнее время из уст президента звучат слова о стратегическом партнерстве и общих интересах России и Турции хотел бы спросить: каким образом Россия собирается выстраивать отношения с Турцией, имея ввиду и поддержку Турцией террористов в Сирии, и противодействие продвижению российских интересов в регионе,  и самое главное имея ввиду, что турки не изменили свою позицию после примирения?
После заявления президента о том, что  сейчас он допускает возможность непричастности властей Турции к атаке на российский бомбардировщик, хотел дополнительно спросить: если проникновение деструктивных сил в турецкий истеблишмент и вооруженные силы настолько велико, по словам президента, то любая договоренность с Эрдоганом теряет смысл и как в таких условиях Россия собирается выстраивать стратегические партнерские отношения с Турцией?

И мои вопросы:
Россия — многонациональная страна. В последнее время сделано много для стабилизации межнациональных взаимоотношений. В связи с тем, что наш сайт о российско-армянских взаимоотношениях хотелось бы остановиться именно на них. В апреле 1995 года Государственная Дума приняла заявление, осуждающее Геноцид армянского народа в Османской Турции в 1915-1920 годах и указала, что рассматривает 24 апреля как день памяти жертв Геноцида. К сожалению, известные силы всячески пытаются саботировать и препятствовать этому Дню памяти, что оскорбляет не только память полутора миллионов безвинно убиенных, но и дискредитирует авторитет законодательного органа России. Считает ли Президент, что нужно в этот день всем регионам России и его народам достойно почитать память жертв Геноцида армян?
Второй вопрос также связан с декларируемыми дружескими отношениями нашей страны к армянскому народу. Мы дружим со всем армянским народом, включая тех, кто проживает в России, в Армении в Спюрке, а также в Нагорном Карабахе или только с определенной его частью? Если со всеми, то как друзья, что мы можем предложить армянам Нагорного Карабаха?
В Нагорном Карабахе любят русский язык, проводится много мероприятий, есть русская школа, русская община. Однако сравнительно мала помощь с учебниками, литературой и тем более методиками преподавания на русском языке. Что можно сделать для изменения этой ситуации?

Надеюсь, что мы сможем получить ответы на наши вопросы. Пусть не сейчас, пусть в процессе нашей работы или на следующей пресс-конференции. Пока что они остаются актуальными.