Джордж ТабакиянНа фоне печальной статистики о покидающих Армениюгражданах вести о том, что страну возвращаются,особо радостны. Мой собеседник родился и учился вЛиване, заканчивал Американский университет Бейрута, работал в Дубаи. В этом году он приехал вЕреван, где работает административным директоромАрмянского виртуального колледжа. Представляю Вам   Джорджа Табакияна.
— Здравствуйте, господин Табикиян. Прежде всего, позвольте выразить свое восхищение Вашим патриотическим порывом,поступком истинного Армянина с большой буквы. Вы родились, жилии работали за пределами Армении. Что побудило Вас принятьрешение о приезде в РА? До этого Вы уже бывали в Армении?
—    Во время Геноцида мы потеряли самое главное – родину, и еслибы наши предки были живы сегодня, они бы захотели жить только вАрмении. В Армении мой дом и моя земля.
Я часто  бывал в Армении в промежутке с 2004 до 2011 годы и успел хорошо изучить страну.
— Совпали ли Ваши внутренние ожидания с той реальностью, с которой Вы столкнулись?
— Мои ожидания от Армении во многом были оправданы, ещё до переезде в Армению.
Основные ожидания – это Безопасность и Свобода. Здесь я армянин и нахожусь на своей земле, и никто не может меня упрекнуть в том, что я принадлежу другой расе. Хотя в наших мечтах Армения рисовалась в образе Рая на Земле, но в действительности она оказалось, нормальной страной со своими проблемами и двумя недружелюбными соседями. Для меня переезд в Армению – это «окончательное возвращение» к истокам, к которым все мы, армяне, принадлежим.
— Отличается ли менталитет ливанских армян от менталитета армян Армении? Какие особенности Вы можете выделить?
— На мой взгляд, армяне одинаковы во всём мире. Они все говорят на одном языке (правда, на различных диалектах), имеют общую историю и культуру. Конечно, есть некоторое отличие между ливанскими армянами и армянами, проживавшими вАрмении, и это вполне естественно. Если 2 брата в течение 90 лет живут в разной среде, логично, что они будут абсолютно не похожи друг на друга, но всегда будут помнить о том, что они братья. Ливанские армяне жили и развивались в арабском обществе, переняв культурное наследие и обычаи, так же как и армяне, долгое время жившие по правилам советского общества.
— Расскажите об истории своего рода и о своей семье.
— Моя семья родом из Сасуна. Мой прадедушка Оган пережил Геноцид 1895 года, во время которого были убиты его родители и 6 братьев. После пережившей трагедии он переезжает в Диарбикир и создаёт семью. В этой семье у него было 5 детей.  Во время Геноцида 1915 года он был подвергнут изгнанию из города и депортации, был свидетелем резни и потерял своих детей и жену. Ему ничего не оставалось, как сбежать из Турции в Грецию и затем в Ливан. В течение 7 лет онпериодически ходил на железнодорожную станцию в Рияке, чтобы узнать, нет ли новостей от его семьи.  На станцию каждый день из Алеппо привозили выживших во время геноцида армян.  И наконец, однажды он узнаёт, что трое из его детей исламизированы и  живут в курдской семье. Он посылает за своими детьми человека, и двоих ему удаётся вернуть, к тому времени третий был женат и уже имел ребёнка.  Один из двух возвращённых был мой дедушка.
— «Народ — это сильная сторона армянской души», — считал Гарегин Нжде. В чем вы видите источник этой силы?
—  Я верю, что мощь и сила любого народа жить в согласии со своей нацией. Мы являемся частью нации, и наша обязанность строить страну для этой нации. Мой дед умер, так и не увидев свободной Армении, но нашему поколению выпала счастье быть свидетелями независимости Армении и освобождения Арцаха, и сейчас мы должны продолжить, то, что начали другие и построить сильную Армению на Кавказе, мощную во всех отношениях.
— Благодарю Вас за интервью.
Беседовал Виктор Коноплев
Портал «Армяне в мире»
http://diaspora-world.info/index.php?option=com_content&view=article&id=3666&Itemid=22&lang=ru
2011 г.