Микаел Восканян

Тариста Микаела Восканяна — солиста Государственного оркестра народных инструментов Армении и основателя нескольких музыкальных проектов и групп (Colorsofmusic ethnojazzband, MiqayelVoskanyan&Friends, Miq`sartacousticband) знают не только в Армении. Тар для Микаела не просто инструмент. Это особая часть его жизни, которой он отдается сполна. Один за другим следуют многочисленные концерты, различные проекты, фестивали, последний из которых организован Евросоюзом, — Europe Dayin Armenia. Вот и в начале августа он представил Армению на фестивале Voices of Peace, прошедшем в Финляндии.

Музыка хотя и основное, но не единственное увлечение Микаела. Он серьезно изучает архитектуру Армении, в особенности церковную. Когда выдается свободное время, старается бывать на природе, путешествует по Армении. Перед поездкой Микаела в Финляндию мне удалось побеседовать с музыкантом.

— Микаел, своим творчеством ты разбиваешь представление о таре как об архаичном инструменте. Как получается, что ты делаешь его не просто современным инструментом, но и модным?
— Было время, когда наши национальные инструменты были преданы забвению. Но с радостью хочу отметить, что сейчас в этом плане многое изменилось. Думаю, этому способствуют музыканты, которые, сохраняя колорит армянской музыки, преподносят ее по-новому. Я тоже следую этому принципу.

В юности я увлекался многими жанрами музыки и еще джазом. Это дало мне возможность более свободно мыслить в музыке и сочинять, поскольку именно в эти годы я начал писать музыку и песни. Потом я попробовал играть на таре сочинения разных жанров, и думаю, именно это является самым простым способом сделать инструмент более распространенным и популярным сейчас, поскольку любители джаза, рока, фанка, регги и т.д. будут слушать тар. Я открыл для себя также его новые исполнительские возможности и то, что у инструмента удивительная способность адаптироваться к разным стилям. Самое главное, что такое новое проявление инструмента нравится слушателю, и не только армянскому. Таким образом, тар сможет выйти за пределы Армении и представить армянское искусство, как делает это дудук.

Рад, что мне посчастливилось выступать с известными музыкантами Армении разных музыкальных направлений, такими как Артем Лалаян (джазовый пианист, композитор), Арсен Григорян (певец, заслуженный артист Армении), Норайр Давтян (дирижер, заслуженный артист Армении), Карен Дургарян (руководитель оперного симфонического оркестра), Акоп Джагацпанян (известный гитарист, мастер фламенко) и многими другими артистами и музыкантами.

— А почему выбрал именно тар? Что значит этот инструмент для тебя? Какое место он занимает в культурном наследии армянского народа?
— Сколько себя помню, я имею самое непосредственное отношение к музыке. Бабушка пела, отец играл на дхоле, дед — на трубе, правда, на любительском уровне, но все это, думаю, в корне повлияло на мое музыкальное будущее. Как часто говорит мама, я пел даже в колыбели. С 5 лет я уже был солистом в Ансамбле народной песни и танца под руководством Гагика Даниеляна. Позже пел в детской филармонии под руководством заслуженного артиста Армении Грачья Мурадяна.

Когда я поступил в музыкальную школу, мне предложили несколько инструментов. Один из них поразил меня своим звучанием: это был тар. Хотя мне было всего девять лет, но я сумел почувствовать, что это мой инструмент. И, как позже выяснилось, мой прадед был очень известным исполнителем на таре в Тавушском регионе. Даже весь их род называли Тарчонк, что в переводе примерно означает «род таристов». Так что можно смело сказать, что именно гены сыграли основную роль. У меня было два учителя тара: первым был Погос Налбандян, а потом — Аристакес Саргсян. Им очень признателен. Пусть это не звучит пафосно, но тар для меня все: душа, характер, мировоззрение. Он мой верный друг уже 17 лет. Вся моя музыкальная деятельность направлена на то, чтоб инструмент продолжал жить. Музыка, как и язык, является лицом народа, нации, а народные инструменты — это ключ к сущности народной музыки. Тар — один из самых совершенных армянских инструментов. Он имеет многовековую историю, и наши мастера постепенно развивали его и совершенствовали. Армяне основали исполнительскую школу тара во всем Закавказье.

— Твое детство прошло в годы становления Третьей Республики. Чем запомнились тебе эти годы?
— Родился я в Ереване, в семье, где каждый член нес в себе культуру своих предков. Дед из Иджевана, его корни из Северного Арцаха. Бабушка из Зангезура, а мама из села Цовагюх, а корни — из Западной Армении. Как видно, в себе я ношу корни почти со всей Армении. Мое детство совпало с переменой исторической страницы в истории Армении. Можно сказать, я представитель первого поколения независимой Армении. Когда мне было 5 лет, началась война в Арцахе. Отец пошел добровольцем и вернулся с победой. Помню многое. Если честно, то были очень трудные времена. На нашей улице почти не было мужчин. Все были на фронте, половина из них не вернулась. Нашу семью содержала бабушка, продавая хлеб. А мама заботилась обо всем. Все было проблемой: вода, свет, еда… Она не успевала, а я как мужчина хотя и маленький, но с чувством мужского достоинства помогал ей, часами стоял в очередях. Благодаря этой борьбе за самое минимальное я научился ценить все доброе и хорошее в жизни.

Виктор КОНОПЛЕВ
Фото из архива Микаела Восканяна

«Голос Армении» № 85, 2012