Привыкать к необщению:
летом — зима,
иссыхать на корню
без живительной влаги,
форматировать душу,
достанет ума
изливать свое горе
вину и бумаге.

Я в покое оставлен, —
покоя мне нет,
рвется крик из груди
безнадеги и боли.
Легче вырвать язык,
лучше выключить свет,
перекрыть кислород
своей горькой юдоли.

Разве это свобода?
Я — жертвенный зверь,
для ее аппетита
богатая пища.
Я опять оставляю
открытою дверь…
Но ты снова идешь
на своё пепелище.

 

19.06.2013