knigaКак важно понимать, что есть на свете уголок, который ты считаешь родным, в который ты всегда можешь вернуться, куда бы тебя ни бросала по свету судьба. И пусть он маленький, этот уголок, но для тебя он больше, чем мир, важнее, чем прошлое, реальнее, чем настоящее, надежнее, чем будущее. Какое счастье – возвращаться в этот уголок и понимать, что он все тот же, такой же, каким ты видел его вчера, год, десятилетия назад. Тот же кристально чистый воздух с ароматом грустинки; те же суровые горы, веками стерегущие покой своих детей, таких же, как ты; те же весело бегущие реки, чей
оживленный шепот вдыхает жизнь в безмолвие камня. Тот же Масис. И какое счастье – понимать, что ты любишь Его, любишь по-настоящему, что ты и есть Он, что Он в каждой твоей клетке, в каждой
кровинке. Что Он – твой родной. Такое счастье дано не всем. Часто случается, что люди теряют свои корни, отрываются от земли, и ветер уносит их далеко-далеко, туда, где все им чуждо, и где они для
всех чужаки, туда, где их никто не ждет. Они пытаются зацепиться, врасти в почву тут и там, хотя бы где-нибудь, но не могут, потому что их корни остались сохнуть в том другом маленьком уголке и уже
никогда не станут источником новой жизни. Но есть и такие люди, редкие, особенные люди, которым даруется счастье стоять на родной земле в двух разных уголках; с упоением вдыхать ароматы когда-то
незнакомой природы, без которых теперь невозможно представить свою жизнь; любить два неба и не сравнивать, какое из них красивее и милее сердцу: холодное бескрайнее небо над Севаном или то,
далекое небо, увиденное в первые часы жизни. Один из таких людей – Виктор Валерьевич Коноплев, чей цикл стихов «Армения как состояние любви» пропитан трепетным чувством к отцу Айастану, как называет Армению сам поэт.

Что для меня, как для читателя, особенно важно в стихотворениях Виктора Коноплева, так это полное погружение, ощущение присутствия Армении вокруг. Совсем недавно, уже после знакомства с творчеством автора, я вновь побывала в Армении. Я проезжала каждый город, каждое маленькое поселеньице с горячим желанием как можно отчетливее и прочнее запечатлеть их в своей памяти, так ясно, чтобы в небе над ними, словно автограф, «остался след моих глаз». Я связывала их ассоциациями со стихотворениями из цикла «Армения как состояние любви».

Небо Армении

Возвращаясь поздно ночью из Дилижана, я в последний раз за поездку посмотрела на усыпанное звездами небо над Севаном и мысленно произнесла:

«Я принимаю небес широту,

И растворяюсь в нем капелькой влаги».

Стихотворение «Небо Армении» – бесконечное переплетение образов, которые складываются в одно сложное волнующее кровь «состояние любви». И свободы. Свободы, образ которой представлен гордым
орлом, парящим высоко под куполом неба. Это Небо видело страдания и слышало «стоны горести», но оно веками хранило в своих холодных объятиях Орла свободы и не позволяло ему сложить крылья, вселяя веру и помогая жить дальше и продолжать «Божественную сагу».

Любить Армению по-русски

В один из последних дней поездки я пришла посмотреть на стены родной школы. Тогда я уже знала, что в армянских школах, возможно даже, и в моей родной школе, проходят стихотворение «Любить Армению по-русски». Как жаль, что в то время, когда я училась в школе, оно еще не было написано. Но вот я остановилась перед родными розово-серыми стенами из туфа и подумала:

«На Арарате, начиная путь,

Она любила так, что не вздохнуть».

И мне сразу вспомнилась давно забытая картина. Первый класс. Урок с любимой учительницей. Затянутый сонной дымкой класс. Солнечные лучи, лениво играющие в густой листве деревьев и освещающие слепящим горячим светом старенький школьный кабинет. 30 пар широко раскрытых глаз, 30 детей, с упоением внимающих каждому слову учительницы. Портрет Месропа Маштоца простым карандашом, висящий на стене у доски. И тихий женский голос, который говорит: «Вон там, на вершине Масиса, если приглядеться, вы увидите тот самый ковчег». Я долго еще вглядывалась в Масис и на следующий день, и через день, и даже сейчас продолжаю искать на нем ковчег, потому что верю.

В стихотворении «Любить Армению по-русски» тема любви, которая красной линией проходит через весь цикл «Армения как состояние любви», раскрывается в ином свете. Здесь это любовь к Родине. К тому другому маленькому уголку, который так внезапно и окончательно стал родным. Это любовь, которая проникла в кровь с первым глотком армянского воздуха, с первым взглядом на Масис, и бежит по венам, тесно переплетаясь с любовью к России. Это любовь «наотрыв, наразлом, без измен и без причин», такая любовь, которой можно любить только то, что в крови. Такая любовь, для которой недостаточно одной жизни, которую начинаешь испытывать за много жизней до своего рождения через сердца отцов и прадедов, и которая живет и дальше в сердцах далеких потомков. «Без причин» – наверно это то главное, что определяет любовь к Родине. Все эфемерное, приходящее и уходящее мы любим небеспричинно, и только эта любовь не требует оснований.

Ты сплетаешь узор величаво и смело

Накануне отъезда мы отправились в галерею, где выставлены работы юных художников, в том числе и старые картины моей подруги Мариам. Она принесла с собой небольшую тетрадку со своими
стихотворениями, которые пока еще, к сожалению, не известны армянскому читателю.

Я наблюдала за ней, пока она неторопливо искала стихотворение, которое собиралась зачитать вслух, и мой взгляд терялся в сложных узорах армянских букв. Я вспомнила:

«Ты сплетаешь узор величаво и смело

из маштоцевских букв, кареокая дева».

Как человеку, любящему красоту, это стихотворение запомнилось мне особенно. Я читала его с благодарностью, и позже, глядя на Мариам, я подмечала точность метафор Виктора Коноплева, красивых,
но не чрезмерно выспренних, осторожных и проникновенных, раскрывающих еще одну грань этого многогранного калейдоскопа под названием «состояние любви» – а именно, любовь к прекрасному.

Прошло время. Поездка осталась позади. Армения – в тысячах километров от меня. Но она рядом. Она в строчках Виктора Коноплева. Арцах, школа на юго-западе Еревана, галерея детских картин, Севан,
ресторанчик «Гетап» в Дилижане и родной Сюник. Я построила ассоциации и нашла грани своего сложного «состояния любви». И пусть в этой жизни все преходяще. Но только не любовь, воспетая поэтом в его произведениях. Любовь наразлом и без причин.
Евгения Арзуманова

Источник: http://armeniangc.com/2013/09/recenziya-na-cikl-stixotvorenij-v-v-kon/