В 2003 году, вслед за Москвой, на факультете международных отношений Нижегородского государственного университета имени Лобачевского началось преподавание армянского языка. Еще раньше, в 1995 году, армянский язык стали изучать в Армянской воскресной школе Нижнего Новгорода.
Язык народа, не просто средство идентификации принадлежности к определенной нации, но и связующий мост между прошлым, настоящим и будущим народа. И неслучайно, начиная беседу со старшим преподавателем кафедры восточных языков и лингвокультурологии ННГУ Региной Арутюновной Сафарян, я попросил рассказать её о своих корнях.

— Я родилась в прекрасном городе Ханларе (Азербайджан). Город был основан в 1818 году немецкими переселенцами и изначально назывался Елендорфом. В основном там жили немцы, армяне и ассирийцы. Моя мама вспоминает, что азербайджанцы там появились только после Великой Отечественной войны. Немцы занимались виноделием. Они научили армян и свиноводству, в частности, коптить окорока так, как это делается у них на родине, в Германии. С немцами армяне дружили, учились у них — языку, поведению. Моя воспитательница в детском саду была немкой. Когда мне исполнилось 7 лет, отец решил переехать в Армению. Он очень хотел, чтобы дети жили и учились в Армении. Это было мудрое решение. И наша семья переехала в Армению, в город Раздан.
С отцовской стороны дедушка и бабушка родом из Геташена (Азербайджан), но жили в Баку. В молодости дедушка профессионально играл на таре (восточный струнный музыкальный инструмент). Он был убеждённым коммунистом и по поручению партии был отправлен в город Кировабад, а после — основался в родном селе. Дедушка был образованным, интеллигентным человеком. Вся наша родня его обожала. Я помню, как красиво он одевался, помню его карманные серебряные часы на цепочке, его маленькие красные карандаши, которыми он подчеркивал интересные строки газетных статей. Дед очень любил мою бабушку, которую в Геташене все называли бакинкой, так как она отличалась от деревенских женщин. Бабушка тоже была грамотной женщиной, любила читать и на армянском, и на русском языках. Они дожили до глубокой старости и скончались в 70-ые годы.
В 1991 году, во время карабахского конфликта, геташенцы до конца боролись за свое село, где веками жили их предки, но вынуждены были покинуть его.
Это была большая трагедия для нашей семьи. Я часто вспоминаю Геташен, и каждый раз мое сердце сжимается от боли, что я никогда не смогу побывать на могилах моих горячо любимых дедушки с бабушкой, дяди, тети…

— Что повлияло на выбор Вами профессии филолога?

— Я училась в школе №1 им. Х. Абовяна г. Раздана. Любовь к языку и литературе у меня появилась с детства. С первого класса ходила в библиотеку, читала много, читала днем и ночью, без разбора. В седьмом классе уже прочитала все тома Бальзака, которые были переведены на армянский язык. Но в студенческие годы, конечно же, мне пришлось все заново перечитывать. Когда в районной библиотеке уже не осталось книг, начала ходить в городскую библиотеку. В детстве мечтала играть на сцене, потом хотела быть юристом. Но в старших классах я решила стать филологом. Окончила школу с отличием и поступила на филологический факультет Ереванского госуниверситета. О чём, конечно же, не жалею.

— Расскажите, как создавались курсы армянского языка при Нижегородской армянской общине, а также факультатив по изучению армянского языка на факультете «Международные отношения» ННГУ?

— Армянская воскресная школа в Нижнем Новгороде действует с октября 1995 года. Я там работаю с 2003 года. Изначально вела лекторий по литературе, истории и культуре армянского народа. Со временем заметила отрадную тенденцию: студенческая молодежь не только интересовалась историей и культурой своей исторической Родины, но у многих студентов появилось желание учить армянский язык. Было решено в воскресной школе открыть класс для студентов. Мы очень рады, что год за годом увеличивается количество учеников воскресной школы.
На факультете международных отношений ННГУ им. Н.И.Лобачевского программа арменоведения реализуется почти 10 лет, а армянский язык преподается с 2003 года по инициативе Арсена Симоняна, который преподавал на этом факультете. Его предложение — изучать армянский язык — поддержало руководство факультета. Кроме преподавания языка у нас ведутся занятия по истории, культуре, литературе Армении, издается альманах «Наири» — первый в регионе журнал, посвященной армянской тематике. Совместно с Нижегородской армянской общиной организуем научные конференции, разные мероприятия.

— На занятиях, которые Вы проводите, царит атмосфера искренней заинтересованности и любви к армянскому языку, истории и культуре армянского народа. Что Вы вкладываете в процесс обучения? Есть ли какие-то личные профессиональные секреты?

— Особых профессиональных секретов у меня нет. Не исключаю и генетический фактор. Моя мама учитель биологии. Она преподавала более 30 лет, и ученики любили, уважали ее. Когда я решила работать в школе, мама сказала, что если я хочу стать хорошим учителем, то первое: «Должна всегда быть идеально готова к уроку, на шаг вперёд предугадав вопросы учеников». Второе: «Любить всех своих учеников и каждого в отдельности». И третье: «Никогда не повышать свой голос на своих подопечных». Этим правилам я следую по сей день.
Я помню, как во время моей педагогической практики в школе им. Г.Агаяна г. Еревана, после первого занятия, директор школы, которая слушала мой урок, сказала: «Я уверена, что вы дочь учителя».

— Какое количество человек за время существования курсов и факультатива научились армянскому языку? Я знаю, что среди них есть и люди, для которых армянский не является родным. Какова специфика преподавания языка для таких слушателей?

— На факультете более 40 студентов прошли курс армянского языка. А в воскресной школе только в этом учебном году — более 30 слушателей. Среди них есть и русские, что очень приятно. Если на факультете я имею возможность отдельно работать с русскоязычной группой и с армяноязычной, то в воскресной школе у нас только одна объединённая группа. Я стараюсь вести уроки таким образом, чтобы заинтересовывать всех. Это не очень сложно. Хотя у большинства студентов родной язык — русский, все пришли с большим желанием и готовностью изучать армянский. Некоторые понимают армянский язык или даже владеют им, но — на бытовом уровне.
Во время практических работ мне помогают наши учителя воскресной школы.

— Язык неотделим от культуры народа. Какие проблемы и возможные пути их решения Вы видите в культурно-языковой среде Спюрка?

— Конечно, язык неотделим от культуры народа и является самым древним и дорогим наследством. Сохранить и передавать это наследство своим потомкам — святое дело каждого армянина. Для нас большая трагедия, что большая часть армян живут вне Армении. У нашего народа есть такое качество — он быстро интегрируется в культурную среду любой страны, где живет. Это, конечно, имеет свои положительные стороны, но чаще встречаются армяне, которые не говорят на своем родном языке. Это основная проблема Спюрка. Сегодня в России растет новое поколение армянских детей. Многие из них родились уже здесь, некоторые даже никогда не видели Армению, не знают родного языка. Конечно, армяне всегда стараются сохранить свои обычаи и традиции, но для сохранения национального лица важное значение имеет знание национального языка. Вот почему воскресная школа необходима.
Надеемся, что скоро закончится строительство армянского храмового комплекса в Нижнем Новгороде. Церковь всегда объединяла армян. Она сохраняет самобытность и культуру народа.
Активно стало нам помогать и Министерство Диаспоры Республики Армения, снабжая нашу школу всей необходимой литературой и вовлекая наших студентов в международную программу «Ари тун»(Возвращайся домой).

— Благодарю Вас.

Интервью вел Виктор Коноплев
http://diaspora-world.info/index.php?option=com_content&view=article&id=225%3A—l——r&catid=4%3Alicadiaspory&lang=ru