ВИКТОР КОНОПЛЁВ

В России в последнее время начал бурно популяризироваться новый тренд — подвергать сомнению, а то и порочить всё то, что связано с армянами и их ролью в мировой истории и современном обществе. И если раньше этим занимались лишь агенты влияния вечных антагонистов армян, то сейчас к ним присоединяются голоса, недалёких политиков, псевдоисториков и безграмотных журналистов. Массировано вбрасывается недостоверная информация или информация, похожая на правду, но в основе своей ложная, с целью формирования общественного мнения россиян.

Посмотрим на примере, который перешел из разряда простого доносительства в разряд серьезной межгосударственной проблемы, поскольку был озвучен не просто очередным лжезнатоком истории, а официальным представителем МИД России. Напомню, комментируя открытие памятнику Гарегину Нжде в Ереване, Мария Захарова сказала: «На прошлом брифинге прозвучал вопрос об установке памятника Гарегину Нжде и нашему к этому отношению, на который я обещала отреагировать. Все прекрасно знают наше отношение к Великой Отечественной войне, а также к каким-либо формам возрождения, героизации и любым проявлениям нацизма, неонацизма, экстремизма. Эти отношения зафиксированы в международных документах. Для нас непонятно, почему установлен указанный памятник, ведь мы все знаем о бессмертном подвиге армянского народа времен Великой Отечественной войны, Второй мировой войны…»

Из ответа госпожи Захаровой видно, что за 8 дней, прошедшие с предыдущего брифинга, её помощники не удосужились изучить информацию о Гарегине Нжде, просто «прогуглили» Интернет и выбрали вариант, с их точки зрения наиболее подходящий.

Готовя эту статью, я тоже «погуглил» и практически сразу обратил внимание на статью со звучным названием «Идолы со свастикой. В России героизируют нацистских преступников?», написанную неким Сергеем Веремеевым и опубликованную в газете «Наша версия» (№11 от 23.03.2015 г.). Поскольку сия писанина есть не что иное, как классическая фальшивка, содержащая в себе массу недостоверных фактов и к тому же являющаяся образчиком шаблона, распространяемого антиармянскими пропагандистами, то я решил разоблачить фантазии господина Веремеева, заодно просветив неискушённого читателя.

Гарегин Нжде (настоящее имя — Гарегин Егишевич Тер-Арутюнян, 31 декабря 1886 — 21 декабря 1955) — армянский военный и политический деятель, видный идеолог армянского национального движения, армянский национальный герой, который вполне справедливо считал, что «главным законом жизни является борьба как средство самосовершенствования личности, общества и государства. Эта борьба выражается в неуклонном стремлении к прогрессу страны и народа».

Автор пасквиля в «Нашем времени» пишет, что Нжде до 1917 года «принимал участие в деятельности «революционных», а по мнению многих, террористических армянских группировок». Видимо, под «многими» господин Солгавши имел ввиду заказчиков и поставщиков лжи для его статьи, потомков тех, против кого было направлено национально-освободительное движение начала ХХ века, не только в Армении. А террористической  организацией называет старейшую армянскую партию — Армянская Революционная Федерация (АРФ) «Дашнакцутюн», которая и поныне существует и в которой действительно состоял Гарегин Нжде.

Вот, что пишет о том периоде деятельности в своей «Автобиографии» сам Нжде: «К армянскому революционному движению я примкнул с 17 лет, будучи ещё гимназистом. Затем я оставил учёбу в университете и стал действовать против царизма и султанизма. В 1906 г. я перебрался в Болгарию и при содействии лидеров македонского освободительного движения Бориса Сарафова и Ляпова Гурина поступил в офицерскую школу под именем Димитре Николова в Софии. По окончании школы (по I разряду) я вернулся на Кавказ, чтобы с гайдукским отрядом Мурада перейти в Армению. После этого я развернул деятельность в Персии. В 1909 г. вновь вернулся на Кавказ и был арестован. Более трёх лет я провел в тюрьмах – от Джульфы и до Петербурга. После известного суда над 163 членами «Дашнакцутюн», во избежание ссылки в Сибирь я перебрался в Болгарию.

В 1912 г. я сформировал роту армянских добровольцев и вместе с Андраником участвовал в Балканской войне за освобождение Македонии и Фракии. В завершающий период мы, как революционеры, отказались от участия во внутренней войне балканских народов между собой и расформировали армянскую роту. В ходе этой войны я получил ранение. Армянское знамя и грудь многих армянских воинов украсились крестами за храбрость. Накануне прошлой мировой войны, получив помилование со стороны царского правительства, я вернулся на Кавказ, с тем условием, что буду участвовать в боевых действиях против Турции. На первом этапе войны я был заместителем командира 2-го армянского добровольческого батальона, в последующем командовал отдельной армяно-езидской военной частью».

Мы не можем сомневаться в приведённых фактах, поскольку есть множество источников (армянских, русских, болгарских), подтверждающих факты его биографии. Кроме того, Гарегин Нжде был удостоен наград Российской империи: Георгиевских крестов 2 и 3 степени, Ордена Святого Владимира 3 степени, Ордена Святой Анны 4 степени, болгарским крестом «За храбрость» IV степени, греческими наградами и заслужил звание «Герой Балканских народов».

Думаю, что здравомыслящий человек после перечисления этих заслуг поймёт, что за террористическую деятельность такими наградами не награждают.

Читаем дальше господина Веремеева. «После революции 1917 года Нжде занялся формированием «армянской национальной армии», тут же устроившей войну с азербайджанцами. То, что творил в отношении них Нжде и его сторонники в Ведибасаре, Восточной Анатолии и Нахичевани, вполне может называться кровавыми этническими чистками».

А теперь исторические факты.

После краха Российской империи 22 апреля 1918 года Закавказкий сейм провозгласил создание Закавказской демократической федеративной республики. По требованию Турции Закавказский Сейм был распущен, и Закавказье распалось на три государства: 26 мая 1918 года была провозглашена Республика Грузия, 28 мая — Республика Азербайджан и Республика Армения. Первая Республика Армения просуществовала до 29 ноября 1920 года, когда  на территории Армении, занятой Красной Армией, была провозглашена советская власть и создан Революционный комитет Армении. 2 декабря 1920 в Эривани было подписано соглашение между РСФСР и Республикой Армения, по которому вся власть перешла к Ревкому и была провозглашена Армянская Советская Социалистическая Республика.

Гарегин Нжде в конце мая 1918 года руководит сражением при Каракилисе (нынешний Ванадзор), ставшим судьбоносным не только для Первой Республики Армения, но и для всего армянского населения как Советской, так и современной Армении, ибо, остановив турок у Каракилиса, отряд Нжде не допустил продвижения турок вглубь страны. «Трёхдневная героическая битва под Каракилисой спасла от поголовного уничтожения армян Араратской долины и стала фундаментом Армянского государства», – писал Нжде.

В декабре 1918 года он подавляет восстание турок в Веди. 4 сентября 1919 года Нжде был направлен со своим отрядом в Сюник для оказания помощи Гохтану, осажденному войсками Эдиф-бея и обреченному на голод и уничтожение. Были спасены и сам край, и его армянское население.

В октябре того же года Нжде был назначен на должность командующего южно-восточным фронтом Зангезура. Он полностью посвящает себя делу защиты подвергнутых опасности армян Капана и Аревика, отражая периодические нападения мусаватистского Азербайджана и турецких пашей Нури и Халила.

В марте 1920 года армяно-азербайджанская война возобновилась по всему протяжению спорных областей (Зангезур, Карабах, Нахичеван). 28 апреля Баку был занят Красной Армией, и там была провозглашена Советская власть; в начале июля Красная Армия вторглась в Зангезур, и в середине месяца между ней и армянскими силами начались бои. 10 августа 1920 года было заключено соглашениe между Советской Россией и Республикой Армения, по которому спорные области занимались Красной Армией. Опасаясь, что Зангезур после этого может перейти под контроль Советского Азербайджана, Нжде не признал этого соглашения и отказался уходить из Зангезура.  В начале октября 1920 года Нжде возглавил массовые выступления против Советской власти в Зангезуре. К 21 ноября две бригады 11-й Красной Армии и несколько союзных ей турецких батальонов Завал-паши были разгромлены восставшими в сражении у Татевского монастыря, и 22 ноября Нжде вступил в Горис. 25 декабря 1920 года съезд, состоявшийся в Татевском монастыре, провозгласил «Автономную Сюникскую республику», которую фактически возглавил Нжде, принявший древний армянский титул спарапета.

Вот, что писал сам Нжде об этом периоде: «В середине 1920 г., после того, как подразделения Дро оставили Зангезур и Карабах, я принял на себя руководство самообороной всего Сюника. Абсолютно оторванный от внешнего мира, без достаточных запасов продовольствия и оружия, при отсутствии офицерских кадров и какой-либо помощи извне, в полной политической изоляции, после длившихся больше года неравных, но победных боев на два фронта, этот горный край, который, согласно соглашению между армянским правительством и представителем Москвы Леграном, был передан Азербайджану, сумел продиктовать свою волю советскому правительству. При Мясникяне, декларацией от июня 1921 г., Сюник был признан частью матери-родины – Армении. Благодаря обороне Сюника были спасены также армянская интеллигенция Армянской революционной партии «Дашнакцутюн», революционные и боевые элементы армянского народа».

В июле 1921 года, после решения Революционного комитета Армении оставить Сюник в составе Советской Армении,  Нжде прекратил борьбу и  со своими соратниками перешёл через реку Аракс в Персию.

Впоследствии, 24 апреля 1948 года, особое совещание при Министерстве госбезопасности СССР приговорило Тер-Арутюняна Гарегина Егишевича (Нжде) к 25 годам тюремного заключения. Один из пунктов обвинения гласил: «В 1918г. дашнакским правительством был послан в Зангезур для формирования националистических воинских частей. Являясь командующим вооружёнными силами, а с 1921г. и премьер-министром дашнакского правительства в Зангезуре, вёл бои против Советской Армии. По его приказанию были расстреляны ряд коммунистов и красноармейцев и брошены с Татевской скалы в ложбину сотни красноармейцев, коммунистов, революционно настроенных рабочих и крестьян».

Между тем этот пункт обвинения был основан на ложных показаниях большевиков Хойлунца и Джанунца, которых на момент описанных событий просто не могло быть в Татеве, поскольку после разгрома, они, вместе с остатками аскеров Завал-паши и частей Красной армии, бежали из Зангезура.

Во время одного из допросов Нжде, отвечая на вопрос следователя сказал: «Я еще раз отрицаю, что мною были совершены убийства в Татеве. Показания свидетелей Хойлунца и Джанунца считаю неправильными. Однако считаю, что, возможно, свидетели Хойлунц и Джанунц имеют ввиду расстрелянных и сброшенных с Татевской скалы около 200 турок из отряда Завал-паши, которых советская власть использовала против нас. Хочу отметить, что отряд Завал-паши был мною разгромлен, и он сам, раненый, вместе со своими офицерами и солдатами, попал в плен. Мною было дано указание солдат освободить, а Завал-пашу с его офицерским составом публично расстрелять. Но мои телохранители вместе с крестьянами расстреляли их в Татеве и Дарабасе и сбросили с Татевской крепости».

То, что на расправу с мятежным Зангезуром были посланы турки, свидетельствовал впоследствии в своём письме к Нжде командующий части XI Красной Армии Анатолий Геккер: «За посылку турецких батальонов в Зангезур мы себя не хвалим. Но кто мог подумать, что турки под сенью красного знамени подымут оружие против крестьянства».

Таким образом, клеветнической выглядит сентенция автора статьи в газете «Наша версия» относительно этнических чисток, якобы устроенных Гарегином Нжде. Далее в статье читаем очередную фантазию автора о том, что якобы в 1933 году Нжде пытался убить посла Турции в Вашингтоне. Свидетельств этого факта просто не существует. Ложью является и следующее утверждение Сергея Веремеева: «После прихода к власти в Германии Адольфа Гитлера Нжде начал создавать в армянской диаспоре прогитлеровскую организацию «Цегакрон» – вероятно, нечто среднее между политической партией, террористической организацией и религиозной сектой.» Факты говорят, что с 1922 по 1944 годы Нжде проживал в Болгарии, в Софии, занимался политической, общественной и национальной деятельностью, был членом Балканского комитета «Дашнакцутюн», в 1932 году участвовал в работе 12-го общего съезда партии, на котором предложил создать молодежную организацию. По решению общего съезда Нжде  отбыл в США, где 14 января 1933 года в Бостоне основал организацию «Ухты Цегакрона АРПД», которая в июле 1941 года была переименована в «Армянскую молодежную дашнакскую организацию».

В обвинительном заключении читаем: «В 1933г. обвиняемый Тер-Арутюнян Г. Е. специально выезжал в Америку, где организовал дашнакскую молодёжную организацию «Цегакрон», проповедующую расизм и являющуюся по своему существу фашистской молодёжной организацией». Судя по приведённой цитате, обвинители Нжде не удосужились изучить идеологию цехакронизма, согласно которой высшей ценностью для индивидуума является его нация, вне которой он не может полноценно существовать. Нжде сравнивал «Цегакрон» с обетом витязей рода Мамиконянов. Он говорил: «Как и Мамиконяны, приверженец «Цегакрона» исповедует бескорыстную преданность нации и решимость героически встретить смерть во имя Родины». Организация была призвана преодолеть те упаднические настроения, которые царили в душах молодых армян и были следствием пребывания на чужбине и тяжелого положения Армении. Целью цехакронизма является объединение армянского народа на всей территории его исторической родины в рамках единого армянского государства. Вместе с тем, в отличие от фашистской идеологии, в своём учении Нжде воздерживается от проповеди избранности или исключительности,  не призывает расширить границы жизненного пространства армян за счет других народов, а ставит целью возвращение утраченной родины.

Цитируем далее статью Сергея Веремеева: «В 1942 году лично отправился в Берлин, чтобы засвидетельствовать своё почтение фюреру, после чего приступил к созданию армянского легиона в составе вермахта. В этом ему помогал Драстамат Канаян, более известный как генерал Дро». Оставшуюся часть статьи автор посвящает генералу Дро. Поскольку задача настоящей статьи установить истину в отношении Гарегина Нжде, комментировать часть, посвященную Дро, мы не будем.

К разочарованию злопыхателей Нжде сообщаю, что нет ни одного свидетельства, что он встречался с фюрером.

«Обвиняемый Тер-Арутюнян Г. Е., – читаем в обвинительном заключении, – являясь непримиримым врагом Советского Союза, в 1941г. через своего близкого знакомого, немецкого агента Бурева Семёна Ивановича, установив связь с руководителем германских разведывательных и контрразведывательных органов на Балканах Вагнером Отто по кличке «Доктор Делиус», по заданию которого выезжал в города Бухарест, Варна, Пловдив, Сливен, Шумен для подбора и рекомендации немцам лиц, с целью использования их против Советского Союза. В дальнейшем обвиняемый Тер-Арутюнян Г. Е. осенью 1942г. выехал в Берлин по заданию немецкого разведчика майора Друм. Через своего помощника Асатряна Гайка (арестован органами «Смерш») завербовал 30 человек армян, проживающих в Болгарии, послал в Берлин, где они в селе Хохенбанде обучались в школе разведчиков-диверсантов, и в дальнейшем были переброшены в Крым, с целью заброски их в Советскую Армению для шпионско-диверсионской работы и организаций восстания в случае подхода немецких войск к границам Армении. В августе месяце 1943г. Тер-Арутюнян Г. Е. приезжал в Крым, выступал перед вышеуказанными разведчиками диверсантами, с призывом выполнять задания немцев.  Обвиняемый Тер-Арутюнян Г. Е. в 1942г. вошёл в состав «Армянского национального совета», созданного германским министерством восточных оккупированных областей и призванного содействовать немцам в борьбе с Советским Союзом и установлении в Армении буржуазно-националистического правительства под протекторатом Германии».

В этой связи, интерес предоставляет заключение, составленное переводчиком следственного отдела Главного управления «Смерш» Егияном С. Т.: «Я, переводчик следотдела Главного управления «Смерш» Егиян С. Т., рассмотрев путём чтения материалы на армянском языке, изъятые при обыске у арестованного Тер-Арутюняна Гарегина Егишевича (псевдоним «Нжде») Нашёл: При обыске у Тер-Арутюняна Г. Е. изъято.» Далее перечисление изъятого и после этого примечательный вывод: «Все перечисленные материалы свидетельствуют о том, что Тер-Арутюнян является активным деятелем антисоветской армянской партии «Дашнакцутюн», однако документов, подтверждающих конкретные факты его подрывной деятельности против Советского Союза за исключением писанных им антисоветских статей в газетах в просмотренных материалах не обнаружено».

24 апреля 1948 г. особым совещанием при МГБ СССР за враждебную деятельность против СССР и шпионаж по ст. 58-4 части 1, ст. 58-6 и ст. 58-2 УК РСФСР Тер-Арутюнян Гарегин Егишевич приговорен к 25 годам тюремного заключения.

«Моя жизнь, – писал Гарегин Нжде, – была борьбой против феодальной Турции, исторической убийцы народов и культур. Всю мою деятельность обусловила моя непримиримая и справедливая ненависть к Турции, убившей половину моего народа. Как военный, я не профессионал, а патриот-революционер. А потому, к рукоятке меча я прикладывался только тогда, когда была возможность нанести удар Турции, существование которой я считал и продолжаю считать злом. Моя борьба была направлена не против турецкого народа, а его державы». И последователи той державы спустя многие годы продолжают мстить уже мёртвому патриоту и национальному герою армян.

Как мы видим, из материалов следствия следует, что Гарегин Нжде  был не нацистским преступником, как его хотят представить армянофобы, а последовательным борцом с Турцией. Его высшей целью  было освобождение Родины и единение армян. Нет ни одного документа, подтверждающего причастность Нжде к нацистским преступлениям. Как и многие патриотично настроенные люди того времени, он использовал связь с нацистами для достижения целей своего народа. Для тех, кто пережил ужасы Второй мировой войны, нет оправдания нацизму. Да, средства, выбранные Гарегином Нжде для достижения поставленной цели, могут выглядеть нелогично или даже неправомерно и аморально. Но давайте поставим себя на его место и подумаем, а как бы поступили мы ради спасения своего народа? Смогли бы вы ради него положить на карту всё: свою репутацию, благополучие, жизнь? Гарегин Нжде смог.

Родина прежде всего!