Большая пресс-конференция президента РФ Владимира Путина, состоявшаяся 23 декабря в Центре международной торговли на Краснопресненской набережной, могла бы, наверное, стать одним из самых знаковых событий российской, и не только российской, истории в уходящем 2016 году. И стала бы. Если бы не трагедия с самолетом Ту-154, словно вдогон подоспевшая в воскресенье…

НАШЛИСЬ, КАК ВОДИТСЯ, УРОДЫ, ВОСПРИНЯВШИЕ ЭТУ ТРАГЕДИЮ, унесшую десятки жизней, поводом для злобного зубоскальства. Эти идеологически трепанированные кастрюлеголовые существа в очередной раз продемонстрировали свое агрессивное ничтожество, доказав, что первоначальный смысл слова «убогий» («у+Бога», т.е. – ближе к Всевышнему, поскольку раньше люди верили, что к небесам в первую очередь ближе именно юродивые, а потому относились к ним с некоторым пиететом; во все времена бесноватых кликуш-прорицателей было навалом, и сейчас – вагон и маленькая тележка) к ним совершенно не относится. Напрашивается неутешительный диагноз: скудоумие, входящее в хроническую стадию. Это уже не лечится.

И все же встреча главы российского государства с медиа-братией запомнилась. В определенной степени, наверное, тем, что на сей раз пресс-конференция оказалась перенесена на сутки в связи с похоронами убитого в Анкаре посла России в Турции Андрея Карлова. Но в первую очередь тем, как держался на этом многочасовом мероприятии российский президент, не запираясь на замки высокочиновной монументальности, но вместе с тем не скатываясь к дешевому панибратству.

Кстати, изменение графика породило предположения, что в пресс-конференции не смогут принять участие все аккредитованные работники СМИ: поменять билеты на поезд или самолет за день, особенно в условиях предновогодней транспортной активности россиян, весьма сложно, если вообще возможно. Однако пессимистические прогнозы не сбылись. К назначенному времени на Краснопресненскую набережную явились все журналисты.

Аккредитацию получило рекордное число журналистов – 1437. В их числе впервые оказался и наш добрый друг – основатель и главный редактор портала «Наша среда online» (Нижний Новгород), журналист, поэт и публицист Виктор Коноплев.

— Пресс-конференция была организована очень хорошо, — делится Виктор своими  впечатлениями. — У станции метро «Улица 1905 года» журналистов встречали автомобили-«шаттлы» и подвозили к ЦМТ — месту пресс-конференции. Аккредитованных журналистов проверяли серьезно, все-таки безопасность – превыше всего. Но даже такой строжайший контроль не выглядел грубым и навязчивым.

ПО СЛОВАМ В.КОНОПЛЕВА, ПРЕЗИДЕНТ ВЫГЛЯДЕЛ НЕСКОЛЬКО усталым, но держался достойно. Приятно было наблюдать его выдержку, хладнокровие, хорошее чувство юмора, умение держать удар, не оставаясь при этом в долгу. По ходу Путин нередко брал на себя роль ведущего и сам предоставлял слово. «Причем именно оппозиционным изданиям и журналистам, приехавшим из Украины, Грузии, Польши. Вопросы у них были нелицеприятные, но он спокойно отвечал на них. Ничего постановочного я не заметил», — констатирует Виктор. В общей сложности, пресс-конференция продлилась почти четыре часа, затрагивался широкий спектр тем – Сирия, Украина, отношения с США и Евросоюзом, социальная сфера, духовное развитие общества и т.д. По оценке Коноплева, среди вопросов были и достаточно резкие, попадались и откровенно глупые. Но Путин ответил на все.

Вопрос шефа Московского бюро The Wall Street Journal: «Могут ли в следующем году состояться досрочные выборы президента?»

Ответ Владимира Путина: «В какой стране?»

Свои вопросы заготовил и Виктор. Однако обратиться к президенту не удалось – очередь до него так и не дошла. Наверное, место в зале попалось неудачное. Бывалые  репортеры знают: чем дольше постоишь в очереди перед входом в зал проведения пресс-конференции (журналисты начали выстраиваться чуть ли не за 2 часа до начала), тем больше вероятность занять лучшие места – поближе к столу президента. Конечно, представителям федеральных масс-медиа, особенно входящих в так называемый кремлевский пул, беспокоиться насчет этого не надо: первые два ряда в центральном секторе традиционно зарезервированы для них. А вот другим, чтобы обратить на себя внимание, приходится подсуетиться, чтобы пробраться поближе, запастись плакатом покреативнее, дабы модераторы заинтересовались: а кто это там такой? «Мы всего этого не знали, добросовестно следовали всем указаниям, и нас с моим заместителем задвинули на «галерку». В следующий раз приму эти нюансы во внимание. Если снова аккредитуют, конечно», — улыбается Виктор.

А спросить российского президента он намеревался об информировании россиян о Геноциде армян и о том, собирается ли Россия дружить только с армянами России и Армении, или же друзья России – и армяне Арцаха. В связи с этим Виктор хотел заострить внимание на вакууме региональной информации в России по данной теме (каковой вакуум, кстати, «Наша среда online» давно и последовательно преодолевает практически в единственном числе). Планировалось также задать вопрос по поводу убийства посла РФ Андрея Карлова: изменится ли после этого российская политика в отношении Турции?

НА СЕЙ РАЗ, КСТАТИ, ВОПРОСА ПО КАРАБАХСКОЙ ПРОБЛЕМЕ, ТРАДИЦИОННО озвучивавшегося на предыдущих путинских пресс-конференциях, вообще не было задано. «Хотя азербайджанские журналисты несколько раз порывались задать такой вопрос. Один из них в зале даже кричал: «Дайте слово Азербайджану!» — отметил Коноплев в комментарии Sputnik Армения. — Но им слова не дали. Были два вопроса от журналисток-армянок – от Lenta.ru и из Пятигорска. Но эти вопросы не имели связи с армянами и Карабахом».

По ходу довелось наблюдать знаковые медийные персоны – Ираду Зейналову (матерый боевой автор Первого канала, несколько лет вела «Воскресное время», сейчас вернулась к работе спецкора), Антона Верницкого (один из лучших корреспондентов-новостников Первого канала), Сергея Брилева (заместитель директора ГТК «Россия», с 2008 года – руководитель и ведущий программы «Вести в субботу», член Академии Российского телевидения). Но они не светились. Старались попасться на глаза другие. Однако возможностью толково сформулировать свою мысль и донести ее до главы государства, по мнению Коноплева, правильно воспользовались далеко не все. «Уровень нашей региональной журналистики, честно говоря, разочаровал, — констатирует он. — Вопросы региональных СМИ касались больше их же региональных властей, а не уровня президента».

Большая пресс-конференция Владимира Путина по итогам года состоялась уже в 12-й раз. Факт, безусловно, примечательный. Россия – страна здоровущая, главу государства даже журналистам удается вживую увидеть в лучшем случае раз в год, что уж там говорить о рядовых гражданах. Поэтому пообщаться с президентом хотя бы в таком формате всегда полезно.

 

АШОТ ГАЕРГИНЯН

«Голос Армении», 16.01.2017

http://www.golosarmenii.am/article/48821/voprosy—otvety—konteksty—podteksty